Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:09 

Колыбельная для Саске

Маркиз~де~Сад
Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию!© М. Фрай
Название: Колыбельная для Саске
Автор: Девочка-яд
Фендом: Наруто
Дисклеймер: все персонажи принадлежат Кисимото
Пейринг: пока Итачи/Саске, Сасори/Дейдара, а дальше видно будет
Рейтинг: NC-17
Жанр: romance, angst
Статус: в процессе
Размещение: если кто-то захочет ЭТО куда-то вывесить, то поставьте меня в известность)
Предупреждение: инцест, ООС, возможна смерть кого-нибудь) Сильно нарушена хронология событий.
От автора: Моя первая работа в жанре фанфика. Хочется услышать ваше мнение на тему: стоит продолжать или все настолько избито, что не надо. Только не ругайтесь сильно, если что, я постараюсь исправиться)

Колыбельная для Саске


@темы: "Наруто", NC-17, Итачи\Саске, Сасори\Дейдара, яой

URL
Комментарии
2011-04-16 в 23:05 

Маркиз~де~Сад
Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию!© М. Фрай
«Ого! Да тут даже не заперто! Какая беспечность!»
С тихим скрипом дверь отворилась, впуская в мастерскую Кисаме. Он надеялся расправиться с маленьким соперником, пока с ним никого нет, поэтому опешил, увидев старшего Учиху. А потом и младшего… Сразу что-то оборвалось внутри. Да, наверное, давно пора было понять, что Итачи-сан никогда не будет с ним… Сначала захотелось немедленно уйти, ибо не было сил смотреть, как Учиха целует брата. А потом пришла злоба.
«И чем же ты лучше меня, сопляк?»
А еще Кисаме впервые видел такого Итачи: в каждом движении сквозила нежность, жесткие черты смягчились, и сейчас он, как никогда, походил на девушку. Особенно после того, как мальчишка стащил резинку с его волос, и они каскадом рассыпались по плечам. Что ж, ему теперь только и осталось, что смотреть на напарника со стороны. Хоть что-то.
Но у него уже созрел план мести.
«Не радуйся, что он выбрал тебя, щенок! Я не дам тебе им насладиться!»
А у Саске в голове стремительно крутились, сшибаясь и путаясь, обрывки мыслей.
«Это было из-за меня? Для меня? Брат хотел помочь? Почему… почему он не сказал мне сразу? Мы бы что-нибудь придумали вместе. Вместе… Теперь он будет рядом? Всегда? Всегда…»
«Идиот! – вопил тот, другой Саске. – Он снова пудрит тебе мозги! Неужели ты не видишь, что он врет?! Что за нелепые объяснения?!»
«Столько лет ненавидеть его, а сейчас не суметь справиться даже с собственным телом… Я сойду с ума, если он остановится. Я убью его, если он снова меня обманет!»
Это несколько удовлетворило его разбушевавшееся второе «я». Воображаемый мститель скрестил руки на груди и стал еще одним наблюдателем этой неправильной встречи двух братьев.
Диван, между тем, кинулся мальчику под ноги абсолютно неожиданно. Он упал на спину, нелепо взмахнув руками, а брат тут же навис над ним, поставив одно колено на скрипучую развалюху.
Уперев руки по обе стороны от мальчишеской головы, Итачи просто смотрел. Во всяком случае, так показалось Кисаме. А на самом деле он жадно впитывал изменившиеся черты брата, ласкал взглядом каждый миллиметр кожи, растягивая удовольствие.
- Итачи… - мальчик не выдержал первым. Приподнявшись на локтях, он прижался к горячим губам старшего. Вот странно: одного прикосновения к нему хватало, чтобы та страшная ночь те четыре года ада просто стерлись из памяти. Словно ничего не было. Поцелуй, словно глоток из Леты. Саске решил, что сегодня он напьется в стельку.
- Ты все такой же нетерпеливый, маленький брат, - улыбнулся старший Учиха, снова укладывая мальчика на спину. – Не спеши, малыш. Дай мне посмотреть на тебя.
- Не насмотрелся, пока спасал мою шкуру? – Саске не хотел ждать. Как только брат останавливался, ему казалось, что между ними вырастает стена. Еще немного, и Итачи не сможет пробиться…
- Ты знаешь?
- Я слышал, как Сасори говорил с Деем.
- Чертов кукольник… - усмехнулся Учиха, а потом резко склонившись к мальчишке, горячо прошептал: - Ну что, малыш, будем ломать стены?
Саске в очередной раз показалось, что брат видит его мысли еще до того, как он успевает их подумать.
- Откуда ты…
- Я умею читать твои чувства, - ответил Итачи, водя носом по гладкой щеке. – Ты так и не научился прятать их от меня.
Мальчик не ответил, ибо все его существо сейчас кричало от восторга. Поцелуи покрывали его шею. Язык брата быстро скользнул по хрупкому выступу адамова яблока. Теперь линия подбородка. Уголки губ. Влажные следы по щеке к мочке уха. Легкое прикусывание и слабый стон. Теперь трепещущие закрытые веки. Провести носом по длинным ресницам. Крылья носа, губы, еще раз, теперь глубже. Длинные пальцы в густые волосы. Колени обхватывают мальчишеские бедра. Узкие ладони скользят по груди, ничуть не прикрытой рубашкой. Языком в ямочку между ключицами. Засос на плече и у основания шеи. Подушечками пальцев по соскам. Снова стон.
- Саске… - у старшего Учихи уже все плыло перед глазами. Четыре года воздержания давали о себе знать. – Я так долго тебя ждал…
Рывком посадив мальчишку, Итачи буквально содрал с него рубашку. Крашеные ногти оставили красные полосы на спине.
- Как же ты вырос, маленький брат… - он снова впился в припухшие от поцелуев губы младшего. И с наслаждением ощутил, как дрожащие пальцы расстегивают его плащ, и через пару мгновений он летит в сторону и теряется где-то на диване. Следом за ним отправляется футболка.
Мальчишеские ладони осторожно прикасаются к ходящей ходуном обнаженной груди…
Итачи прижал брата к себе. Тело к телу. Блаженное тепло заструилось по коже. Губы в губы. Языки снова сплелись в сумасшедшем танце. Руки мальчишки опустились на ягодицы брата, сильнее прижимая его бедра к своим. Плоть к плоти. С губ старшего Учихи сорвался стон, который тут же был заглушен поцелуем.
«Боже мой, - Кисаме был потрясен до глубины души, и даже глубже. – И вот это – мой напарник?! Неужели он может быть таким?»
Даже в самых смелых эротических фантазиях он не мог представить себе, что Учиха стонет. Нонсенс. И тем не менее.
Язык Саске очертил твердый сосок. Итачи выгнулся, откидывая голову назад. Младший так и не убрал руки от его бедер, поэтому сквозь ткань штанов ощущал всю силу его возбуждения. И был уверен, что брат чувствует его член так же остро.
Старший Учиха отстранился, сполз на пол и, расстегнув ширинку на штанах брата, обхватил губами его возбужденную плоть. Мальчик инстинктивно подался вперед, вгоняя член глубже в горячую глубину его рта.
- Как ты вырос, Саске, - повторил юноша перед тем, как очертить языком головку.
- Соси! – коротко приказал мальчишка, наклоняя голову брата так, чтобы член упирался в его сжатые губы.
Итачи усмехнулся и принялся за дело. Маленький брат нравился ему все больше. Он даже поймал себя на мысли о том, что неплохо бы как-нибудь поменяться с братишкой местами. Хотя, почему «как-нибудь»?
Кисаме готов был кусать локти. Он бы уже продал душу, только бы этого не видеть. Но оторваться не мог. Его самого охватило возбуждение, когда он представил себя на месте ненавистного мальчишки.
Саске кончил и блаженно растянулся на пыльном диване, чувствуя, как брат слизывает последние капли с пульсирующего члена. Итачи же поднялся, стянул штаны с брата и полностью разделся сам. Кисаме чуть не подавился слюной при виде этой картины.
Старший Учиха раздвинул расслабленному брату ноги и без особых предисловий ввел сразу два пальца. Мальчик вскрикнул.
- Потерпи, малыш, - пробормотал он. – Больно, как в первый раз, да? – Младший кивнул. – Это значит, что ты тоже ждал меня, маленький брат. Что там, - Итачи несколько раз двинул пальцами, касаясь простаты, - был только я. Мой Саске…
Член вошел в тело, вызывая новую волну боли. Но скоро мальчик уже забыл о ней. Сильные толчки внутри дарили неземное наслаждение. Саске положил ладони на плечи брата. Его взгляд скользнул по татуировке АНБУ единственное напоминание о родной деревне, потом он заметил тонкие белые шрамы, змеящиеся от локтя до запястья.
Воспоминания снова перенесли его в их последнюю ночь вместе… Шрамы были как памятник прошедшему времени. Они рушили иллюзию того, что ничего не случилось. Хотя… разве теперь это важно? Ведь брат рядом.
С изрезанной шеи старшего Учихи капали тяжелые капли крови. Брать уже извозились в ней по уши, но никого это не смущало. Саске провел пальцами по шрамам. Итачи удивленно взглянул на него.
- Что такое, маленький брат?
- Ничего… Просто вспомнил…
- Я даже рад, что они остались, - вдруг сказал старший, останавливаясь. – Они всегда напоминали мне о тебе.
Мальчишка как-то совсем по-детски улыбнулся и, приподнявшись на локтях, легко коснулся его губ.
- Не останавливайся, Итачи, - тихо попросил он.
- Мне больше нравилось, когда ты называл меня «ниисан», - старший смотрел ему в глаза и не шевелился, только черные пряди покачивались от его, Саске, дыхания.
«Ниисан… Человек, который был для меня почти богом… неужели после всего, что случилось, я смогу так назвать тебя, Итачи?»
- Не останавливайся, - упрямо повторил мальчик, закрывая глаза.
- Конечно, маленький брат, - вздохнув, ответил юноша, восстанавливая упущенный темп.
«Не требуй от него слишком многого, - сказал он сам себе. – Скажи спасибо за то, что тебе не перерезали глотку, а дали шанс».
Через мгновение мыслей в голове не осталось. Ведя член как модно глубже, старший Учиха кончил и опустился на брата, чтобы немного отдышаться. Недавняя шальная мысль вернулась снова, и теперь он думал, озвучивать ее или нет. Все решил Саске, даже не подозревая об этом.
- Итачи, помоги мне кончить! – руки мальчика хаотически блуждали по его спине. И юноша решился. Поцелуи градом посыпались на младшего.
- Саске, - горячий шепот у самого уха, - трахни меня!
- Что? – мальчику показалось, что он ослышался. Кисаме, кстати, тоже так показалось.
- Трахни меня! – рука брата сжала стоящий член младшего. – Ты стал таким большим. Я хочу почувствовать его внутри…
- Итачи!
- Кончи в меня! Ты же хочешь! – глаза Учихи стали совсем безумными. – Давай, Саске, давай… Я тебе помогу. – Старший собрал все остатки спермы и перенес их на свой сфинктер.
- Давай, малыш… - Итачи обнял брата и перевернулся на спину. Мальчишка все еще пребывал в ступоре. Юноша раздвинул ноги и приставил член брата к кольцу мышц. Испуг, мелькнувший в его глазах, близкий к священному ужасу, повеселил старшего.
- Тебе понравится, малыш. Ну давай же!
Мальчик закрыл глаза и с силой толкнулся вперед. И сразу почувствовал, как горячо и тесно внутри. Он открыл один глаз, чтобы посмотреть на реакцию брата. Тот закусил губу и не издал ни звука.
- Очень больно? – спросил мальчик, в принципе, зная ответ на свой вопрос.
- Глубже, Саске, глубже… - пробормотал Итачи. – Я хочу до конца, до самого основания…
Младший выполнил просьбу. Больше он не останавливался, захваченный новыми ощущениями. А Итачи выгибался под ним в немом наслаждении.
Кисаме же сходил с ума. Ему хотелось оказаться на месте этого проклятого мальчишки. Он так мечтал владеть этим телом.
«Итачи-сан… ну почему так?»
Еще несколько толчков, и Саске кончил в податливое тело брата. Тем не менее, он сделал пару дополнительных движений – и тяжелые капли спермы сорвались с члена брата и упали на живот. Мальчик тяжело опустился сверху.

URL
2011-04-16 в 23:05 

Маркиз~де~Сад
Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию!© М. Фрай
«Я только что трахнул своего старшего брата», - это была единственная его мысль. Он даже и подумать не мог об этом четыре года назад. Чтобы не Итачи – его, а он – Итачи…
А старший медленно целовал мальчика, потом укрыл внезапно нашедшимся плащом.
«И что теперь? – поинтересовался тот, другой Саске. – Что будешь делать дальше? Он подставил тебе задницу, и ты растаял?!»
Мальчик слез с брата и откатился в сторону. Что делать теперь, он не знал.
Стена.
Итачи сел. Его тоже обуревали тяжелые мысли.
- Чего ты теперь хочешь, Саске? – как-то бесцветно спросил он. Возбуждение прошло, а усталость, копившаяся много дней, осталась
- Теперь? – Саске посетила мысль, что сейчас самое время всадить брату нож в спину. Если, конечно, все еще хочется его убить…
- Твой кунай валяется под столом, - усмехнулся старший. – Иди, я подожду.
- Я сам решу, что мне делать! – вспылил мальчишка.
- Конечно, маленький брат. Только перед тем, как делать, надо знать, чего ты хочешь.
- А ты знаешь, чего хочешь?
- Знаю.
- И чего же?
- Это важно? – слегка удивился Итачи.
- Это не тебе решать! – отрезал мальчик.
- Я… - старший Учиха запнулся и опустил голову. А потом спокойно заговорил, очевидно, собравшись с мыслями. – Я многого хочу, Саске. Хочу, чтобы мой маленький брат всегда был рядом. Чтобы он снова доверял мне. Чтобы любил меня также, как в детстве, несмотря на то, что я натворил. И… - Итачи улыбнулся, - чтобы ему снова была нужна его колыбельная… Много, да, малыш?
- Очень много, - отозвался мальчишка. – Ты просишь все, что когда-то мне оставил.
- Вот видишь… - Юноша горько усмехнулся. Он пытался, но никак больше не мог представить свою жизнь без брата. А потом вздрогнул, когда мальчишка обнял его сзади за плечи и притянул к себе.
- Я же не сказал, что не могу тебе этого дать… ниисан.
- Саске… - на глаза старшего наворачивались слезы. Это стало для Кисаме контрольным выстрелом. В голову.
- Перестань, Шиноби не должен показывать слез! – наставительно произнес мальчик, стирая капли с его щек. Тот, другой Саске внутри него просто исчез. Растаял, как клочья тумана под утренним ветром. И стало невыносимо легко от того, что можно любить и чувствовать, что тебя тоже любят.
- Я знаю, малыш, - Итачи улыбнулся, а брат провел пальцем по его губам.
Больше они не разговаривали. Руки Саске гладили безволосую грудь старшего. Мальчик осторожно целовал его шею, периодически слизывая струйку крови, которая никак не хотела останавливаться. Глядя на рану, младший благодарил Дея, который, по сути, не дал ему совершить самую большую ошибку во всей его жизни. А Итачи был счастлив. Он даже мечтать не смел о том, что все так закончится. Он сжал руку мальчишки и, откинув голову ему на плечо, закрыл глаза.
Кисаме вышел, еле переставляя ноги. Он больше не прятался, ибо его бы вряд ли заметили, даже выйди он в центр и спляши. Осталось только запустить механизм мести. Ну да это завтра. Поздно уже сегодня. Возникший на горизонте Сасори заставил его ускориться.
«Черт, кажется, все равно заметил! Ладно, мало ли, куда я ходил…»
Кукольник толкнул дверь мастерской, помянул нехорошим словом людскую беспечность и вошел. Через пять минут он понял, что надо обратить на себя внимание, а то ведь Дей его тогда до самого утра ждать будет. Он направился к дивану и…
- Нет! Ну просто охренеть! – возмутился Сасори. – Вы же мне весь диван кровью изгваздали! С вами тут еще и Хидан тусовался, что ли?
- Что ты тут делаешь? – Старший Учиха открыл один глаз.
- Я тебе уже говорил, что это МОЯ мастерская!!! – было видно невооруженным глазом, что он сейчас всех поубивает.
- Я помню, - промямлил Итачи. – Что-то случилось?
- Интересно стало, свернули тебе шею, или нет! – Кукольник бросил взгляд на Саске, который все так же обнимал брата.
- Почти, - улыбнулся старший, показывая рану на шее.
- Нашел, чему радоваться, - буркнул кукольник. – Лучше бы свернули, мозгов у тебя в башке все равно нету. Я бы тебя давно прибил!
- Ну, ты же не мой брат, - улыбка Учихи стала еще шире.
- Истинное счастье, - проворчал Сасори и вдруг замер.
В тишине, повисшей в комнате, ясно раздавалось шлепанье босых ног по каменному полу. И через мгновение на пороге мастерской возник Дейдара. В одном плаще на босу ногу. По классике жанра.
- Смотри, что сейчас будет! – шепнул Итачи брату.
- ДЕЙДАРА! – Сасори рывком развернулся к вошедшему. – Какого черта ты сюда приперся?! Я сказал, что сейчас вернусь!
- Но Сасори-сан! – протянул блондин. – Мне же тоже интересно посмотреть, чем все кончилось! – Дей глянул на Саске, и они друг другу улыбнулись.
- А какого ляда ты босяком?!
- Ну Сасори-сан!..
- Убью, - коротко сделал вывод кукольник, идя к Дею. Потом схватил его на руки и посадил на операционный стол. – Только попробуй отсюда слезть! – Угрожающе прорычал он и направился к своему столу, где жила куча всяких скляночек, до которых Дей мечтал добраться уже кучу времени. Сасори с ужасом ждал того дня, когда он таки доберется.
- Детский сад, штаны на лямках, ей-богу. Взрослые же люди! Мозги отсутствуют, как данность…
Братья тихо хихикили над ворчанием марионетки, а Дейдара молча и даже несколько испуганно слушал, не забывая при этом весело болтать босыми ногами.
Через пару минут кукольник протянул старшему Учихе марлю, пропитанную каким-то зеленоватым раствором.
- На, к ране приложи.
Тот послушно выполнил, и уже через секунду прошипел:
- Черт, Сасори, у тебя чего-нибудь менее ядреного не было?
- Конечно было! Просто вы все меня уже просто ДОСТАЛИ!
Потом он решительно шагнул к Дею, взвалил его на плечо и, вспомнив, спросил:
- Эй, Учиха, я видел Кисаме. Он не с вами тут был?
- Кисаме? – удивился Итачи. – Нет…
- Можно подумать, ты бы его заметил! Я вас закрою. Да не дергайся же ты! – прорычал он Дею.
- Поставь меня на место! – жалобно протянул блондин, вяло брыкаясь.
- Я тебя сейчас поставлю, - пообещал кукольник. – И именно на место!
Дверь закрылась под дружный смех братьев.
- Ниисан, - позвал Саске.
- Что, малыш?
- Тебе надо поспать. Я знаю, что ты четвертые чутки на ногах!
- Черт, с этой парочкой я бы в разведку точно не пошел, - усмехнулся Итачи. – Хорошо, Саске. Давай спать.
Подушки не было, по всему дивану торчали пружины… Странно, что они не заметили их раньше. Они улеглись, укрывшись старым покрывалом.
Итачи крепко прижал к себе брата, словно боясь, сто он исчезнет.
- Я люблю тебя, малыш, - прошептал он, целуя его. – Теперь я всегда буду рядом.
- Обещаешь?
- Обещаю.
- Я тебе верю, ниисан…
«Ты не пожалеешь об этом, маленький брат».

URL
2011-04-16 в 23:06 

Маркиз~де~Сад
Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию!© М. Фрай
Колыбельная для Саске. Часть третья. (7) Финальная
- Ты злишься?
- Нет.
Дейдара с облегчением вздохнул. Ночью, когда кукольник приволок его в комнату и швырнул на кровать, ему показалось, что тот порвет его на тряпки. Но Сасори просто бухнулся рядом и больше не сказал ни слова. Блондин долго не решался заговорить, а потом заснул.
Сейчас, утром, он таки собрался с духом и нарушил тягостное молчание.
- Если не злишься, то почему ничего не говоришь? – не унимался он, подползая к марионетке вплотную.
- Дурень, - Сасори как-то вымученно улыбнулся и потрепал Дея по спутанным волосам. Тот уже было хотел обидеться, но кукольник продолжил: - Меня беспокоит Кисаме. Не просто так он вчера гулял возле моей мастерской… Я могу голову дать на отсечение, что он видел наших голубков…
- Не надо.
- Что не надо? – не понял кукольник.
- Голову на отсечение. Это пусть Хидан так развлекается. А твою голову можно только на откручивание.
- Боже, Дей… - Сасори обреченно вздохнул. – Ты неисправим.
- А Итачи сказал, что никого не было.
- Ха! Итачи сказал! Я прямо перед ними вчера минут пять стоял, а им было глубоко до фонаря!
- Ну… если бы я тебя столько не видел, сколько они друг друга, мне бы тоже было по барабану, кто там вокруг чкается, - упрямо заявил мальчишка.
- Я в этом даже не сомневаюсь, - заверил его Сасори.
На самом деле, марионетку грызло не только это. Кисаме против Лидера не пойдет, тем более теперь. Так что в любую минуту можно ждать стука в дверь и претензий на тему: «Почему мой напарник до сих пор у тебя в комнате?!» Да и Конан наверняка придет проверить, выполнен ли вчерашний приказ ее обожаемого Пейна!
«Ладно… - тепло копошащегося рядом блондина разгоняло тяжелые мысли. – Учихам надо убираться отсюда. У них нет других вариантов. А мы уж с Деем как-нибудь справимся…»
- Отнесешь братишкам еды? – Кукольник повернулся на бок, лицом к напарнику. Рука уже рефлекторно завела светлую челку за ухо мальчишки. Тот счастливо улыбнулся и прижал деревянную ладонь к своей щеке.
- Конечно, Сасори-сан, - блондин придвинулся ближе и уткнулся носом в шею марионетки. – Сейчас пойду…
Дей жался к деревянному телу все сильнее. Кукольник, словно почувствовав его настроение, обнял его и спрятал лицо в пахнущих медом прядях.
- Что с тобой? – спросил он через пару минут, неспеша поглаживал мальчишку по спине.
- Мне страшно, Сасори-сан… - тихо пробормотал тот. – Кажется, что если я сейчас выйду, то все сломается, и мы больше не будем вместе. Лидер был очень злой, да?
- Глупости, - буркнул кукольник, почти задыхаясь от неожиданного прилива нежности, редко на него снисходившей. – Ты покормишь Учих, я разберусь с делами, и мы вернемся в комнату. Никто тебя не отнимет. Я же сказал, что ты принадлежишь мне. Это значит, что даже Лидер-сама не сможет тебя у меня забрать. Не бойся, глупый. Я же здесь.
- Мне хотелось услышать это еще раз, - смущенно пролепетал блондин. – Это важно для меня…
- Я знаю, - Сасори отодвинул мальчишку, чтобы через мгновение прижаться к его губам.
- Иди, они сейчас должны помирать с голоду, - кукольник слегка оттолкнул Дейдару. Тот обреченно вздохнул, поднялся, демонстративно сунул ноги в тапки и начал одеваться. Нарочито медленно. Ему было плевать на голодных Учих. Он не хотел уходить.
Красноволосый тоже встал, подошел к полураздетому до сих пор мальчишке и попытался поймать его взгляд. Но он отворачивался.
- Дей… - Сасори приподнял его лицо за подбородок. – Дей, - единственный глаз мальчишки наконец-то уставился на него, - все будет хорошо. Не бойся ничего.
- Ладно, - вялая отмазка. У Дейдары волосы шевелились от ужаса только при мысли, что Кисаме назовет его напарником.
- Глупый мальчишка, - пробормотал кукольник, снова притягивая его к себе. – И что же мне с тобой делать?
Дейдара молчал. Ему хотелось вот так стоять рядом с напарником до конца жизни.
- Не прогоняй меня, Сасори, - тихо попросил он. – Позволь мне остаться…
- Я не прогоняю, - серьезно ответил кукольник. А сам подумал, что года три назад просто выставил бы блондина из комнаты без всяких сантиментов. А тут, нате вам, слушает, понимает, успокаивает… - Просто мы сначала закончим дела, а потом придем в комнату, и все будет так, как ты захочешь. Хорошо?
Мальчишка кивнул. Он уже и сам понимал, что пора брать себя в руки. Что это еще за новости: он не может выполнить просьбу Сасори-сана?!
- Вот и умница, - напарник погладил его рукой по голове.
- Это прозвучало, как «хорошая собака», - усмехнулся Дейдара, отлипая от марионетки.
- Ты же знаешь, что я не умею хвалить, только ругать и наказывать, - кукольник развел руками.
- Я уже научился находить в твоей ругани все, что мне нужно, - улыбнувшись, ответил блондин. Потом легко коснулся твердых губ Сасори своими. – Я пойду.
- Давай, - согласился красноволосый, отпуская мальчишку, чтобы тот все-таки оделся до конца. – А еще, если Хидан пристанет и начнет нести ересь про белочку, ты со всем соглашайся. У нашего мазохиста совсем крыша поехала.
- Ладно, - Дей пожал плечами и вышел несколько озадаченным. А Сасори, довольно хихикая, принялся одеваться.

URL
2011-04-16 в 23:06 

Маркиз~де~Сад
Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию!© М. Фрай
Младший Учиха проснулся от бодрого урчания в животе. Он усиленно попытался вспомнить, когда он ел в последний раз, но у него ничего не получилось. Но настроения это не испортило. Мальчик решил, что если теперь брат рядом, то все будет хорошо. В конце концов, преступники ведь тоже что-то едят!
Пытаясь забыть про голод, Саске открыл глаза. Первым, что он увидел, был порез на шее брата. Компресс, выданный кукольником, куда-то свалился ночью. Хотя, в нем уже не было нужды. Младший удовлетворенно отметил, что кровь остановилась и запеклась по краям раны. Наверное, больно будет поворачивать голову… Ну да это лучше, чем перерезанные артерии.
Лежать было не очень удобно: у Саске затекла рука, на которой он лежал, и потихоньку начинало болеть плечо. Но было так приятно, что брат даже во сне не отпускает его, что положение менять не хотелось. Мальчик поднял голову. Итачи спал. Ну, еще бы, столько дней на ногах, да еще и с такой нервотрепкой! Приоткрытые губы изредка вздрагивали, трепетали длинные ресницы, зрачки метались под веками…
- Ты видишь сон, ниисан? – прошептал Саске, возвращаясь в прежнее положение. – Смотри, я не стану тебя будить. Пусть только тебе снится будущее, а не прошлое…
Но, очевидно, сну было суждено остаться недосмотренным. Мальчик услышал, как кто-то возится с ключом, и ему волей-неволей пришлось повернуться к двери. Итачи не проснулся, но все же стиснул брата в объятиях еще сильнее, прижимая его спину к своей груди.
Дверь отворилась. Не со скрипом, а с диким грохотом, ибо с пинка. Многострадальный шкаф с инструментами принял удар на себя. Что-то жалобно звякнуло, падая на пол…
Итачи открыл глаза и попытался установить источник шума. Когда же на пороге появился Дейдара, все сразу стало понятно.
- Доброе утро! – завопил блондин, захлопывая дверь. Тоже ногой.
- И тебя также, - пробурчал старший Учиха. – Ходишь, как мышка…
- Я ему пожрать принес, а он еще и недоволен! Ну и не получишь ничего, значит! – Судя по всему, Итачи не очень расстроился по этому поводу, ибо его глаза снова были закрыты, а грудь мерно вздымалась в такт дыханию. Дей же презрительно фыркнул, вкладывая в этот «фыкр» все, что думал по поводу поведения старшего Учихи, и повернулся к мальчику. – Вот ты, Саске, хочешь есть?
- Безумно! – честно ответил тот, вставая. Это оказалось не так-то просто, потому что Итачи во сне настойчиво пытался притянуть брата обратно.
- Хватит спать, Учиха! – возмущенно рявкнул Дейдара, подавая мальчику руку и помогая ему сесть. – Давай я тебе лучше прикол расскажу!
- Ниисан, давай поедим, - Саске погладил брата по щеке. Тот улыбнулся и кивнул. – Потом еще поспишь…
Старший сел, привалился спиной к подлокотнику дивана, как-то совсем уж жалобно всхлипнувшему, и наконец-то открыл глаза. После сна он выглядел уже не так жутко. Юноша сфокусировал взгляд на мальчике и протянул к нему руку.
Младший, все правильно поняв, подполз к нему и сел рядом. Итачи обнял его, чмокнул в макушку и поднял глаза на Дейдару, с ехидной ухмылкой за ним наблюдавшему.
- Теперь можешь рассказывать, я проснулся.
- Как ты любезен сегодня! – заметил блондин, выкладывая перед братьями из небольшого пакета целую кучу бутербродов, яблок, пряников и прочей радости. Когда те начали увлеченно жевать, он продолжил:
- Так вот, Сасори-сан попросил вам чего-нибудь добить. Иду я, значит, никого не трогаю, вдруг на меня набрасывается Хидан. Тащит в какой-то угол и вручает торжественно пакет со всей этой едой. И выдает просто фантастическую в своей бредовости тираду про какую-то белочку… - Итачи подавился и закашлялся, - …для Дзясина, про то, что ей надо много есть, чтобы она была большая, нет, даже не большая, а огромная! Причем он все время порывался показать мне, насколько она должна быть огромная! Я стоял и охреневал, мягко говоря. Меня Сасори, конечно, предупреждал, что мазохист совсем свихнулся, но что до такой степени…
- Сасори, говоришь, предупреждал? – отсмеявшись, поинтересовался Итачи. И поведал Дейдаре историю про рождение легенды о белочке для Великого Дзясина. Потом они уже хохотали все втроем.
- То-то я удивился, что Хидан мне сам еды дал! Даже до кухни не позволил дойти!
Настроение у блондина стремительно ползло вверх. А утренние страхи казались до того глупыми, что было даже немного стыдно перед Сасори-саном.
- Ладно, братцы-кролики, ну, или белочки, - Дей хихикнул, - я пойду чаю хоть выпью. Скажите Сасори-сану, если он зайдет.
- Ладно, давай.
Переложив все, что они не осилили, обратно в пакет, Итачи снова улегся.
- Ну что, белочка, спать будешь?
- Мне больше нравилось, когда ты называл меня «маленьким братом», - проворчал Саске. – Я, наверное, выспался, - подумав, сказал он. – А ты поспи… - Итачи улыбнулся и, положив голову мальчику на колени, закрыл глаза. Как же было приятно засыпать, ощущая, как тонкие пальцы скользят по длинным волосам, как легко касаются кожи, как заботливые руки укрывают обнаженное тело старым покрывалом… Итачи поджал ноги, обхватил брата руками и растворился в его тепле. А младший, чтобы не мерзнуть, накинул на плечи плащ брата с огрубевшим от крови воротником. Укутался, запустил пальцы в черные пряди, прислушался к спокойному ровному дыханию и внезапно понял, что счастлив.
- Спи, братик, я постерегу твой сон…

URL
2011-04-16 в 23:06 

Маркиз~де~Сад
Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию!© М. Фрай
Сасори брел по коридору. Настроение Дейдары каким-то странным образом передалось ему самому. Не хотелось ничего делать. Пойти бы в комнату, посидеть на кровати и посмотреть, как блондин возится со своей глиной, или расчесать ему волосы… Дею так нравится, когда он это делает. Или просто обнять его и наслаждаться теплом…
- Здравствуй, кукольник, - голос застал врасплох.
- Что за фамильярность, Кисаме? – вид рыбины заставил дурные предчувствия всколыхнуться с новой силой.
- Захотелось, - нагло ответил тот. Марионетке не понравился его тон. Что-то придало ему уверенности в себе… Что именно?
- Где мой напарник, Сасори? – усмехнулся Кисаме.
- Я за ним не слежу, сам ищи своего Учиху! – Кукольник начинал злиться.
- Ты прекрасно понял, что я говорю о Дейдаре! – Хосикаге развлекался.
- Дей – мой напарник, - обманчивое спокойствие кукольного лица. – С чего ты взял, что я отдам его тебе?
- Лидер-сама сказал… - легкая неуверенность, расколовшая голос, не укрылась от слуха Сасори.
- Мне плевать. – Отчеканил красноволосый. – Я сказал, что не отдам его. Никому. Вопрос закрыт.
- Ничего, скоро ты по-другому запоешь! Лидер-сама узнает, что вы делаете за его спиной! Этому щенку не жить!..
Деревянный кулак с хрустом врезался в челюсть. Кисаме отшатнулся к стене, сплевывая кровь и обломки зубов.
- Ты за это заплатишь! – Сасори метнулся к мастерской.
- Я все равно не дам им быть вместе! – Кисаме оттер кровь тыльной стороной ладони и направился в комнату Лидера.


Сасори влетел в мастерскую. Плотно закрыв за собой дверь, он стремительно направился к дивану. Встретив испуганный взгляд Саске, кукольник быстро сказал:
- Вам надо уходить. Немедленно. Кисаме донес Лидеру. Буди его, Саске…
Мальчик несколько раз моргнул, осознавая услышанное, потом резко встрепенулся:
- Ниисан… ниисан! – он осторожно потряс Итачи за плечо.
- Что, малыш? – судя по голосу, это был не сам Итачи, а встроенный автоответчик как раз на тот случай, если брату приспичит его разбудить.
- Вставай, Учиха! Пора убираться отсюда.
Юноша рывком сел и встревожено уставился на марионетку.
- Что случилось, Сасори?
- Твой напарник вас сдал. Собирайтесь. Очень мало времени.
Дважды повторять не пришлось. Быстро одевшись, братья направились к выходу.
- Сасори, мы будем…
- Не надо! – кукольник выставил руку вперед, останавливая его. – Если что, вы со мной свяжетесь. Идите.
- Спасибо за все, Сасори, - Итачи смотрел на марионетку, словно пытаясь оценить все, что та для него сделала.
- Идите! – красноволосый буквально вытолкал их вон. Далее он запер дверь и принялся уничтожать следы пребывания тут посторонних. Через двадцать минут в дверь постучали.
«Началось…» - обреченно подумал кукольник, открывая дверь. Мучительно захотелось, чтобы это был Дейдара. «Куда он запропастился? Скажут, что пора помирать, так его за смертью пошлю! Глядишь, еще лет десять выиграю на его скорости!»
На пороге стояла Конан.
- Сасори, где Учиха?
- Откуда я должен это знать? – деревянное лицо ничего не выражало.
- Он – твой напарник.
- Мой напарник – Дей!
- Тебе приказано найти Учиху, - наконец сказала Конан., - и вернуть сюда. Одного. Второго – убить. Если Итачи не согласится – убить обоих. – Куноичи улыбнулась. – Если справишься, Пейн отменит решение о смене твоего напарника.
- Твари!.. – проникновенно выдохнул Сасори. Конан лучезарно улыбнулась в ответ.
Оттолкнув женщину с дороги, кукольник бросился к выходу из пещеры.
«Проклятье! Лидер разыграл все карты, которые были у него в руках… Черт, если бы Дейдара не чкался неизвестно где, все было бы предельно просто, а что мне делать теперь?.. Кто-то просто должен будет умереть… Вопрос только в том, кто это будет?»


- ХИДАН!!! – Какузу грохнул кулаком по столу так, что подпрыгнули чашки чая у всех присутствующих.
- Да? – мазохист невинно захлопал глазами.
- Где мой бублик?!
- О чем ты? – Все с той же непогрешимостью на лице, а потом шепотом в сторону: - Дей, отдашь белочке! Она должна быть…
- ХИДАН!
- Да на тебе наш, только заткнись! – Зецу протянул ему бублик. – Мы их все равно не едим.
- Ну, знаешь ли, с тем, что ты ешь, чай не очень то попьешь, - Какузу довольно вцепился в подарок зубами. Вскоре к компании присоединилась усталая Конан. Хидан тут же налил ей чаю, а Какузу, скрипя зубами, считал, сколько ложек сахара он положит.
- Расточительство! – буркнул он наконец.
- Да тут же всего две! – возмутился Хидан.
- И одной бы хватило! – не сдавался его напарник. – И как тебя вообще воспитывали?!
- Это тебя как воспитывали?! Барыга! Хотел бы я на твоих родителей глянуть!
- Ага, вот сейчас все брошу и пойду тебя с ними знакомить!
- А что? Вот Дейдара бабку Сасори видел, а я твоих родственников вообще не знаю!
- И не за чем! – отрезал Какузу.
- А мне хочется! – ныл Хидан. – И вообще, учитывая наши близкие отношения, просто невежливо не знакомить меня с семьей!
- Какие такие «близкие» отношения?! – возмутился Какузу.
- Ну мы же напарники! Разве у тебя сейчас есть кто-то ближе, чем я?!
- Хидан, заткнись! Твоим богом тебя прошу! У меня такое чувство, что когда открываешь рот, ты сразу начинаешь бредить!
- Интересно, а я им понравлюсь? – мазохист был на своей волне.
- Заткнись! – Какузу схватился за голову.
- Все тихо! - сказала Конан. Нахмурилась, отхлебнула чай, поморщилась, кинула себе еще пару ложек сахара. Какузу при этом выглядел так, словно его сейчас хватит удар.
- Это было жестоко, Конан, - прокомментировал Хидан, но особо расстроенным он не выглядел, даже напротив, воспользовавшись ступором напарника, он добавил сахара себе и Дею.
- А где Сасори, кстати? – поинтересовался Зецу.
- Так он же… - начал было Дейдара, но Конан его перебила.
- Он на задании.
- Что? – не понял блондин. – На каком еще задании?
- Лидер-сама велел ему вернуть Учиху…
- А он что, ушел? – Удивился Какузу.
- …а второго Учиху убить. Если Итачи не захочет вернуться, то убить и его тоже.
- Дей, осторожнее! – Кружка выпала из резко ослабевших пальцев, и горячий чай растекся по столу.
- Какого второго Учиху? – Не понял Хидан. – У нас их что, два?
- Похоже, уже ни одного, - невесело усмехнулся Зецу.
- Когда он ушел? – охрипшим голосом спросил Дейдара, не обратив на разлитый чай никакого внимания. Он даже не заметил, что кружка упала.
- Где-то полчаса назад… - неуверенно отозвалась Куноичи, а потом резко воскликнула: - Эй, ты куда?! Тебе не надо идти за ним!
Блондин молча ломился к выходу. В голове была только одна установка: найти Сасори. Все плохие предчувствия, терзавшие его утром, вернулись и навалились на плечи скульптора с новой силой. И голос, пробивавшийся в мозг словно сквозь вату, несказанно раздражал.
- Тебе не надо туда идти! Он больше не твой напарник!
Дейдара развернулся у самого выхода и бросил яростный взгляд на женщину.
- Мне плевать, что вы там решили! – прошипел мальчишка. – Сасори-сан не прогонял меня, и я не уйду, пока он этого не сделает!
Блондин бегом понесся по коридору, на ходу вынимая из сумки глину. Как только он выбрался из пещеры, в небо взмыла белая птица и быстро скрылась из виду.
- Дурдом на колесах! – Конан устало опустилась на стул и обхватила руками кружку с остывшим чаем. – В наших рядах разброд и шатание…
- Ничего, Лидер-сама сумеет вправить им всем мозги, - попытался успокоить ее Какузу, но та только пожала плечами.
- Главное, чтобы было кому вправлять, - заметил Зецу и покинул кухню, провожаемый внимательным взглядом куноичи.
Все замолчали. Только Хидан что-то бормотал про гигантскую белочку и пытался незаметно стянуть со стола пряник.

URL
2011-04-16 в 23:07 

Маркиз~де~Сад
Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию!© М. Фрай
Сасори остановился напротив братьев. Деревья в этом месте словно специально расступились, образуя небольшую круглую поляну. Сонная лесная тишина никак не вязалась с тревогой на лицах Учих и невозмутимостью марионетки.
- Что случилось, Сасори? – осторожно спросил Итачи, инстинктивно закрывая брата своим телом. Так сложно было привыкнуть к тому, что он уже вырос и не нуждается в его защите… Саске фыркнул, снова становясь по правую руку старшего.
- Лидер приказал убить мальчишку, - устало отозвался кукольник, а юноша немного успокоился: если бы Сасори шел выполнять распоряжение, он бы не стал разговаривать. – Тебя, кстати, тоже, если ты откажешься вернуться, - красноволосый усмехнулся.
- Чем ты так допек Лидера, что он послал тебя на верную смерть? – тихо спросил Итачи. Они оба понимали, что с двумя братьями сразу марионетке не справиться.
- Отказался стать твоим напарником.
- Лидер решил спровоцировать тебя на бунт… Сильно же наши махинации его достали… Как тонко. Все спланировал до последней буквы на все случаи жизни!..
Пока Итачи восхищался прозорливостью Лидера-самы, кукольник судорожно искал решение сложившейся проблемы. Как бы он не раскидывал мозгами – выходило одно и то же. Двоих Учих он не убьет, тут без вариантов. Может убить одного, но тогда его прикончит второй…
«Пусть хоть кому-то будет хорошо, - решил кукольник. – Да и что я еще могу ему дать? Ему нужно живое тепло, а не деревянная кукла. Просто втемяшил в себе в голову, что будет терпеть, вот и все… Глупый мальчишка. Если бы я не сглупил тогда, все бы было в порядке. Столько времени быть рядом и не подпускать его к себе… Дурак. Наверное, у меня действительно опилки вместо мозгов… Дей, ну где ты? Все ведь можно еще решить тихо! Если бы ты только был здесь…»
- Ладно, уже не важно, - отмахнулся Сасори. Он сам не знал, от кого именно: от болтовни Учихи или от собственных мыслей. – Я бы все равно не отдал своего мальчишку твоей акуле. Давай лучше думать, что делать с вами двумя. – Этот вопрос для себя кукольник уже решил. Но все еще была надежда на то, что Итачи предложит что-то дельное.
- Ты можешь дать нам уйти?
- Нет, за мной наверняка пошлют Зецу, или еще кого-нибудь. Они же не доверяют мне больше… Если я вернусь один, то по следу пустят другого энтузиаста, а меня разберут на запчасти. А не вернуться я не могу, ибо там Дей.
- А если ты уйдешь вместе с нами? – спросил молчавший до сих пор Саске. – А за Деем потом вернешься?
- Нет, - помотал головой старший. – Они просто так его не оставят. Дейдару сразу возьмут в оборот, и начнется ловля на живца. Причем наверняка, это для него закончится фатально. Мы не можем так его подставить. Он ведь не знает, где ты, так, Сасори?
- Я не успел его предупредить… - Кукольник пожал плечами. А потом внезапно отвернулся в сторону и добавил: - А ведь за ваши жизни они обещали оставить его мне.
- Проклятый Лидер… - пробормотал Итачи. Он смутно представил, что каково сейчас должно быть кукольнику, и ему стало не по себе. Хотя бы потому, что это именно он втянул его в эту историю.
«Ты всегда отравляешь жизнь тем, кто для тебя что-то значит, Итачи-сан! Разве не так?»
- Что ты решил, Сасори?
- А какие ты видишь варианты? – поинтересовалась марионетка. – Следи за мыслью: вам нужно уйти, причем сделать это так, чтобы вас потом сложно было найти. Уловил? – Учиха кивнул. – Хорошо. Теперь. Вопрос: как это сделать? Ответ: убить преследователя. Аплодисменты, занавес, всем спасибо.
- Ты серьезно?! – Глаза Итачи широко распахнулись от удивления.
- Нет, блин, это мне делать нечего и я решил пошутить! – Ситуация начинала раздражать нетерпеливого кукловода. – У вас сейчас точно нет времени на юмор!
- А как же Дей? – тихо спросил Саске.
- Посмотри на меня, - усмехнулся Сасори и постучал рукой по груди – дерево, словно нехотя, издало глухой звук в ответ. – Как ты думаешь, ему приятно каждый вечер обнимать куклу?
- Если обнимает, значит, приятно! – взвился мальчишка. Старший Учиха удивленно посмотрел на брата.
«Что с тобой, Саске? Почему ты так разозлился?»
- Ему будет гораздо лучше без меня, - отрезал красноволосый.
- Как же вы любите решать за других! – У мальчика даже краска проступила от гнева. – Откуда ты можешь знать, что будет для него лучше?! – Старший Учиха почувствовал, как горечь, переполнявшая маленького брата, оседает в душе. Саске сейчас кричал не на марионетку, а на того Итачи, который бросил его четыре года назад, искренне считая, что он поступает, как лучше. Он не видел Сасори и Дейдару, он видел себя и брата, и еще возможность исправить пока несовершенную ошибку.
- Он говорил мне, что любит тебя! – Мальчик распалялся все больше и больше. – Ты не о нем сейчас думаешь, а о себе! О том, как тебя достало это чертово деревянное тело! Ты просто не сидишь другого способа избавиться от него! Какие же вы эгоисты! Делаете что-то только для себя, прикрываясь фразами типа «так для него будет лучше»! А Дею главное быть радом с тобой! Просто рядом! Проклятая кукла, ему не важно, из чего ты сделан! Плевал он на все это! Он хочет всего лишь быть с тобой! Чтобы ты позволял себя любить! Неужели он требовал от тебя чего-то взамен?! Ты хоть представляешь в общих чертах, что он чувствует?! Ты даже себя не любишь! Так какое право ты вообще имеешь решать, что будет для него лучше?!
- Заткнись! – Саске, сознательно или нет, прошелся по всем больным мозолям сразу.
Дальше все было слишком быстро, чтобы кто-то успел понять, что происходит. Стальное жало кукольника устремилось к Саске… Старший Учиха бросился вперед…
- Нет! – истерический крик в сонном воздухе.
И тишина.

URL
2011-04-16 в 23:07 

Маркиз~де~Сад
Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию!© М. Фрай
Саске, еще не успевший придти в себя после срыва, стоял, тупо уставившись на замерший у его лица стальной наконечник. Капли яда с него заставили пожелтеть и съежиться траву у мальчишеских ног. Через мгновение смертоносное жало упало на землю. Мальчик поднял глаза.
Неподвижная фигура брата в центре поляны. И застывший напротив него Дейдара. И скульптор сейчас был гораздо белее своей глины.
«Это он кричал…» - пронеслось в голове Саске.
А между Дейдарой и Итачи стояла марионетка. С катаной в живом сердце. Еще несколько минут деревянное тело сохраняло равновесие, а потом тяжело рухнуло на траву.
- Сасори-сан! – блондин бросился к нему. Осторожно приподняв тяжелую куклу, он прижал ее к себе. – Сасори-сан… - мальчишка, кривясь от боли в изрезанных пальцах, выдернул клинок из неподвижной груди и швырнул к ногам старшего Учихи.
Саске приблизился к брату и, положив руку ему на плечо, ощутил, что тот дрожит всем телом. Младший стал вплотную в Итачи, давая понять, что он рядом.
А Дейдара трясущимися пальцами гладил деревянное лицо, размазывая по нему собственную кровь.
- Сасори-сан… вы же не собирались умирать ближайшую тысячу лет, помните?..
По щеке покатились первые слезы.
Потом гневный взгляд обратился на Итачи.
- Он ведь всегда был на твоей стороне, Учиха! Это твоя благодарность за все, что он сделал для тебя? Что ты молчишь?! – голос то и дело срывался на крик. А Итачи безмолвствовал, глядя на марионетку. И в мыслях было только одно:
«Шисуи… Почему все опять так?.. Где я снова ошибся, Шисуи?!»
- Дей… - мальчишка дернулся, как от удара. Губы куклы едва шевелились – Сасори экономил чакру. – Отпусти их. Все правильно…
- Да ни черта не правильно! – взвился блондин. Ему показалось, что если кукольник говорит, то еще не все потеряно. – Зачем…
- У меня мало времени… - Дейдара заткнулся. – Дай сказать… У них не было выбора. У нас – тоже не было… Если бы я знал, что ты… придешь, все было бы иначе… Где же ты был, глупый? Я не успел… Хотел убить мальчика. Итачи среагировал… Все правильно. Он не хотел. Пусть уходят…
- Сасори-сан, давайте я вас в пещеру отнесу? – начал было Дей, не желая расставаться с надеждой. – Я быстро, вы же знаете… Мы успеем. И Какузу вас залатает… И пальцы вы себе новые сделаете… - блондин не мог удержать слезы. – Сломались, когда вы падали. Это ведь ничего, правда? Вы новые быстро сделаете… Хорошо, что тело деревянное… - Это было особенно больно говорить. Дей нес все, что приходило в голову. Он боялся, что если замолчит хоть на минуту, все разрушится. Это хрупкое равновесие между жизнью и смертью.
- Бесполезно… Чакра сейчас кончится… Не могу двигаться.
- Сасори-сан!.. – мальчишка склонился к самому лицу марионетки.
- Дей, пока я еще… - Кукольник не успел договорить, а блондин уже прижался к твердым холодным губам своими. Оторвавшись от напарника, он понял, что все кончилось. Сасори не мог даже ответить на поцелуй.
- Убирайтесь! – Зло крикнул мальчишка застывшим братьям. – Убирайтесь…
Итачи не двинулся с места.
«Шисуи…»
- Больше… не чувствую… - Кукольник замер, и блондин испугался, что тот больше не произнесет ни слова. Но Сасори собрался и продолжил: - Я никогда не говорил тебе… что люблю тебя... Мне хотелось, чтобы ты знал…
- Сасори-сан… - мальчишка прижался к деревянному телу изо всех сил. Как бы он был счастлив услышать это всего несколько часов назад! А теперь… - Сасори, пусть все будет, как раньше! Кричи, ругайся, зови дураком… Только не оставляй меня одного… - Дей как-то по-детски тер глаз окровавленными пальцами. – Почему ты прогоняешь меня снова? Я не отпущу тебя…
Блондин распахнул плащ и, окончательно раздирая изрезанные пальцы, принялся срывать швы со рта на груди.
- Не надо, Дей…
- Больше не убежишь… - упрямо бормотал мальчишка. – Я не отстану…
Дейдара судорожно запихивал глину в освобожденный рот у сердца. Кукольник наблюдал, как белые комочки падают из его пальцев, окрашиваясь в розовый его кровью.
Сасори, сколько раз ты видел эти руки, перепачканные глиной? Сколько раз видел, как тонкие пальцы упрямо ласкали искусственную кожу, когда ты еще был нормальной марионеткой, до того, как твое тело сошло с ума? Сколько их было, этих осторожных прикосновений? Разве ты понимал тогда, как много это для тебя значит? Только сейчас, когда ты снова можешь только отстраненно смотреть, что происходит с твоим телом, ты осознал, как необходимы тебе стали эти руки, и запах волос, который ты больше не чувствуешь, и теплая кожа, и неугомонные мягкие губы… Сколько раз ты стирал слезы с его щек? Сильный мальчишка, сломанный тобой однажды, позволял себе плакать только при тебе… Всегда переживал из-за таких пустяков! Но это позволяло тебе чувствовать себя сильным рядом с ним, способным утешить и разогнать страхи. Позволяло тебе быть нужным… Разве не этого ты всегда хотел, Сасори? Еще с тех самых пор, со смерти родителей, тебе нужно было, чтобы тебя любили. Очень сильно. Больше всех на свете. Только тебя. Как Дей. Ты счастлив, Сасори?
- Я не хочу без тебя, Сасори… - пробормотал Дейдара, обнимая марионетку. А кукольник только улыбнулся своим мыслям. Жаль, что он не мог больше говорить. Так хотелось сказать: «Да, Дей, я счастлив!»
Последняя чакра уходила из стеклянных глаз. Красноволосый видел, как напарник гладит его по груди. Осторожно, стараясь не потревожить рану…
«Мне больше не больно, Дей… Глупый мальчишка…»
Еще несколько мгновений Сасори был в полной изоляции от мира: не видел, не слышал, не чувствовал. Но ему не было страшно. Потому что он знал, что Дейдара никуда не уйдет, что он не бросит его в этой пустоте. Всегда рядом… «Как ты и хотел, Дей…»
А потом все кончилось.
Блондин прижался изо всех сил к мертвому деревянному телу. Размазывая по щекам кровь и слезы, покрывал неподвижное лицо напарника поцелуями.
- Я никогда не оставлю тебя, Сасори, - тихо говорил он, словно марионетка могла его слышать. - Никто не отберет тебя, раз даже у Лидера-самы не получилось! Я люблю тебя, Сасори. Слышишь? Не отдам тебя никому…
- Итачи… нам надо уходить! – Саске слегка потряс брата за плечо. Его самого уже душили слезы, но он пока держался. – Сейчас тут все полетит к чертям! Итачи! Да Итачи же!
Старший Учиха не отзывался. Вообще никак не реагировал на происходящее. Невидящий взгляд упирался в кукольника. Там, глубоко внутри, он снова убивал Шисуи. Это было как Тсукиёми, только больнее. Гораздо больнее.
Саске, не зная, что ему делать, прижался к неподвижному брату, пытаясь унять его дрожь.
«Будь, что будет», - решил он, закрывая глаза.
А Итачи, плененный собственной памятью, почувствовал чье-то тепло, робко пробивающееся через ледяные стены свалившегося на него одиночества.
«Маленький брат…! – пронеслось в голове, и память, шипя от бессилия, разомкнула свои объятия.
Старший Учиха встряхнул головой, отгоняя тени прошлого. Глянув на Дейдару, он быстро оценил обстановку: промедление равно смерти.
- Саске, пространственное перемещение! – скомандовал он, не отрывая взгляда от куклы. – Дей… прости меня. – Но мальчишка не слышал его: он что-то увлеченно рассказывал мертвой марионетке. – Сасори, спасибо тебе за все…
Через пару мгновений братья были уже далеко.
Итачи рухнул на землю и, прислонившись спиной к стволу дерева, закрыл глаза. Младший опустился рядом.
А где-то за деревьями прогремел чудовищный взрыв. И стало совсем тихо.
- Почему мы всегда идем по трупам, чтобы быть вместе? – в голосе мальчика звенела горечь. – Почему это обходится нам так дорого?
Итачи молча притянул брата к себе.
- Я не мог тебя потерять… - он стиснул зубы, чтобы не дать волю слезам. – Ты не мог умереть.
- Теперь все будет хорошо, да, ниисан? – младший отстранился и заглянул юноше в лицо.
Тот кивнул. Соленая капля все же сорвалась с ресниц. Еще одна, еще…
- Ниисан… - Саске обнял его и стал гладить по голове. – Такой большой, и плачешь. – Мы теперь всегда будем вместе. Чтобы их смерть не стала бессмысленной. Я буду рядом…
- Саске… - старший задыхался от благодарности. Сейчас было так важно услышать, что он не останется одни на один еще и с этой виной, с этой памятью… Близость маленького брата прогоняла из души холод и боль. Итачи прикоснулся губами к его теплой щеке. – Спасибо тебе, малыш.
Мальчик улыбнулся, забираясь брату на колени.
- Куда мы теперь пойдем?
- Не важно. Мы найдем пристанище, не беспокойся об этом.
- Хорошо, ниисан, как скажешь, - вздохнул мальчик. Сейчас, когда волнение утихло, у него начали слипаться глаза.
- Поспи, малыш, - сказал старший, целуя брата в макушку.
- А ты точно в порядке?
- Все хорошо, - Итачи вымученно улыбнулся.
- Тогда я полчасика… - пробормотал Саске, поднимая лицо вверх. Старший накрыл его губы поцелуем, в который вложил все, что испытывал к этому мальчику.
- Я люблю тебя, братишка.
Младший спрятал лицо на груди Итачи и, засыпая, думал о том, что теперь у него каждый вечер будет его колыбельная.

URL
2011-04-16 в 23:07 

Маркиз~де~Сад
Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию!© М. Фрай
Саске, еще не успевший придти в себя после срыва, стоял, тупо уставившись на замерший у его лица стальной наконечник. Капли яда с него заставили пожелтеть и съежиться траву у мальчишеских ног. Через мгновение смертоносное жало упало на землю. Мальчик поднял глаза.
Неподвижная фигура брата в центре поляны. И застывший напротив него Дейдара. И скульптор сейчас был гораздо белее своей глины.
«Это он кричал…» - пронеслось в голове Саске.
А между Дейдарой и Итачи стояла марионетка. С катаной в живом сердце. Еще несколько минут деревянное тело сохраняло равновесие, а потом тяжело рухнуло на траву.
- Сасори-сан! – блондин бросился к нему. Осторожно приподняв тяжелую куклу, он прижал ее к себе. – Сасори-сан… - мальчишка, кривясь от боли в изрезанных пальцах, выдернул клинок из неподвижной груди и швырнул к ногам старшего Учихи.
Саске приблизился к брату и, положив руку ему на плечо, ощутил, что тот дрожит всем телом. Младший стал вплотную в Итачи, давая понять, что он рядом.
А Дейдара трясущимися пальцами гладил деревянное лицо, размазывая по нему собственную кровь.
- Сасори-сан… вы же не собирались умирать ближайшую тысячу лет, помните?..
По щеке покатились первые слезы.
Потом гневный взгляд обратился на Итачи.
- Он ведь всегда был на твоей стороне, Учиха! Это твоя благодарность за все, что он сделал для тебя? Что ты молчишь?! – голос то и дело срывался на крик. А Итачи безмолвствовал, глядя на марионетку. И в мыслях было только одно:
«Шисуи… Почему все опять так?.. Где я снова ошибся, Шисуи?!»
- Дей… - мальчишка дернулся, как от удара. Губы куклы едва шевелились – Сасори экономил чакру. – Отпусти их. Все правильно…
- Да ни черта не правильно! – взвился блондин. Ему показалось, что если кукольник говорит, то еще не все потеряно. – Зачем…
- У меня мало времени… - Дейдара заткнулся. – Дай сказать… У них не было выбора. У нас – тоже не было… Если бы я знал, что ты… придешь, все было бы иначе… Где же ты был, глупый? Я не успел… Хотел убить мальчика. Итачи среагировал… Все правильно. Он не хотел. Пусть уходят…
- Сасори-сан, давайте я вас в пещеру отнесу? – начал было Дей, не желая расставаться с надеждой. – Я быстро, вы же знаете… Мы успеем. И Какузу вас залатает… И пальцы вы себе новые сделаете… - блондин не мог удержать слезы. – Сломались, когда вы падали. Это ведь ничего, правда? Вы новые быстро сделаете… Хорошо, что тело деревянное… - Это было особенно больно говорить. Дей нес все, что приходило в голову. Он боялся, что если замолчит хоть на минуту, все разрушится. Это хрупкое равновесие между жизнью и смертью.
- Бесполезно… Чакра сейчас кончится… Не могу двигаться.
- Сасори-сан!.. – мальчишка склонился к самому лицу марионетки.
- Дей, пока я еще… - Кукольник не успел договорить, а блондин уже прижался к твердым холодным губам своими. Оторвавшись от напарника, он понял, что все кончилось. Сасори не мог даже ответить на поцелуй.
- Убирайтесь! – Зло крикнул мальчишка застывшим братьям. – Убирайтесь…
Итачи не двинулся с места.
«Шисуи…»
- Больше… не чувствую… - Кукольник замер, и блондин испугался, что тот больше не произнесет ни слова. Но Сасори собрался и продолжил: - Я никогда не говорил тебе… что люблю тебя... Мне хотелось, чтобы ты знал…
- Сасори-сан… - мальчишка прижался к деревянному телу изо всех сил. Как бы он был счастлив услышать это всего несколько часов назад! А теперь… - Сасори, пусть все будет, как раньше! Кричи, ругайся, зови дураком… Только не оставляй меня одного… - Дей как-то по-детски тер глаз окровавленными пальцами. – Почему ты прогоняешь меня снова? Я не отпущу тебя…
Блондин распахнул плащ и, окончательно раздирая изрезанные пальцы, принялся срывать швы со рта на груди.
- Не надо, Дей…
- Больше не убежишь… - упрямо бормотал мальчишка. – Я не отстану…
Дейдара судорожно запихивал глину в освобожденный рот у сердца. Кукольник наблюдал, как белые комочки падают из его пальцев, окрашиваясь в розовый его кровью.
Сасори, сколько раз ты видел эти руки, перепачканные глиной? Сколько раз видел, как тонкие пальцы упрямо ласкали искусственную кожу, когда ты еще был нормальной марионеткой, до того, как твое тело сошло с ума? Сколько их было, этих осторожных прикосновений? Разве ты понимал тогда, как много это для тебя значит? Только сейчас, когда ты снова можешь только отстраненно смотреть, что происходит с твоим телом, ты осознал, как необходимы тебе стали эти руки, и запах волос, который ты больше не чувствуешь, и теплая кожа, и неугомонные мягкие губы… Сколько раз ты стирал слезы с его щек? Сильный мальчишка, сломанный тобой однажды, позволял себе плакать только при тебе… Всегда переживал из-за таких пустяков! Но это позволяло тебе чувствовать себя сильным рядом с ним, способным утешить и разогнать страхи. Позволяло тебе быть нужным… Разве не этого ты всегда хотел, Сасори? Еще с тех самых пор, со смерти родителей, тебе нужно было, чтобы тебя любили. Очень сильно. Больше всех на свете. Только тебя. Как Дей. Ты счастлив, Сасори?
- Я не хочу без тебя, Сасори… - пробормотал Дейдара, обнимая марионетку. А кукольник только улыбнулся своим мыслям. Жаль, что он не мог больше говорить. Так хотелось сказать: «Да, Дей, я счастлив!»
Последняя чакра уходила из стеклянных глаз. Красноволосый видел, как напарник гладит его по груди. Осторожно, стараясь не потревожить рану…
«Мне больше не больно, Дей… Глупый мальчишка…»
Еще несколько мгновений Сасори был в полной изоляции от мира: не видел, не слышал, не чувствовал. Но ему не было страшно. Потому что он знал, что Дейдара никуда не уйдет, что он не бросит его в этой пустоте. Всегда рядом… «Как ты и хотел, Дей…»
А потом все кончилось.
Блондин прижался изо всех сил к мертвому деревянному телу. Размазывая по щекам кровь и слезы, покрывал неподвижное лицо напарника поцелуями.
- Я никогда не оставлю тебя, Сасори, - тихо говорил он, словно марионетка могла его слышать. - Никто не отберет тебя, раз даже у Лидера-самы не получилось! Я люблю тебя, Сасори. Слышишь? Не отдам тебя никому…
- Итачи… нам надо уходить! – Саске слегка потряс брата за плечо. Его самого уже душили слезы, но он пока держался. – Сейчас тут все полетит к чертям! Итачи! Да Итачи же!
Старший Учиха не отзывался. Вообще никак не реагировал на происходящее. Невидящий взгляд упирался в кукольника. Там, глубоко внутри, он снова убивал Шисуи. Это было как Тсукиёми, только больнее. Гораздо больнее.
Саске, не зная, что ему делать, прижался к неподвижному брату, пытаясь унять его дрожь.
«Будь, что будет», - решил он, закрывая глаза.
А Итачи, плененный собственной памятью, почувствовал чье-то тепло, робко пробивающееся через ледяные стены свалившегося на него одиночества.
«Маленький брат…! – пронеслось в голове, и память, шипя от бессилия, разомкнула свои объятия.
Старший Учиха встряхнул головой, отгоняя тени прошлого. Глянув на Дейдару, он быстро оценил обстановку: промедление равно смерти.
- Саске, пространственное перемещение! – скомандовал он, не отрывая взгляда от куклы. – Дей… прости меня. – Но мальчишка не слышал его: он что-то увлеченно рассказывал мертвой марионетке. – Сасори, спасибо тебе за все…
Через пару мгновений братья были уже далеко.
Итачи рухнул на землю и, прислонившись спиной к стволу дерева, закрыл глаза. Младший опустился рядом.
А где-то за деревьями прогремел чудовищный взрыв. И стало совсем тихо.
- Почему мы всегда идем по трупам, чтобы быть вместе? – в голосе мальчика звенела горечь. – Почему это обходится нам так дорого?
Итачи молча притянул брата к себе.
- Я не мог тебя потерять… - он стиснул зубы, чтобы не дать волю слезам. – Ты не мог умереть.
- Теперь все будет хорошо, да, ниисан? – младший отстранился и заглянул юноше в лицо.
Тот кивнул. Соленая капля все же сорвалась с ресниц. Еще одна, еще…
- Ниисан… - Саске обнял его и стал гладить по голове. – Такой большой, и плачешь. – Мы теперь всегда будем вместе. Чтобы их смерть не стала бессмысленной. Я буду рядом…
- Саске… - старший задыхался от благодарности. Сейчас было так важно услышать, что он не останется одни на один еще и с этой виной, с этой памятью… Близость маленького брата прогоняла из души холод и боль. Итачи прикоснулся губами к его теплой щеке. – Спасибо тебе, малыш.
Мальчик улыбнулся, забираясь брату на колени.
- Куда мы теперь пойдем?
- Не важно. Мы найдем пристанище, не беспокойся об этом.
- Хорошо, ниисан, как скажешь, - вздохнул мальчик. Сейчас, когда волнение утихло, у него начали слипаться глаза.
- Поспи, малыш, - сказал старший, целуя брата в макушку.
- А ты точно в порядке?
- Все хорошо, - Итачи вымученно улыбнулся.
- Тогда я полчасика… - пробормотал Саске, поднимая лицо вверх. Старший накрыл его губы поцелуем, в который вложил все, что испытывал к этому мальчику.
- Я люблю тебя, братишка.
Младший спрятал лицо на груди Итачи и, засыпая, думал о том, что теперь у него каждый вечер будет его колыбельная.

URL
2011-04-16 в 23:08 

Маркиз~де~Сад
Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию!© М. Фрай
- Где они?
- Их больше нет.
- Что?! – Лидер поднялся из-за стола и в упор уставился на Зецу.
- Их больше нет. Я видел поле боя: выжженный черный круг на пол-леса. Ничто там выжить не могло.
- Какой еще круг? – Лидер начинал злиться.
- Это Дейдара, - Конан потерла виски. – Это он понесся за Сасори и все там разнес.
- Они точно мертвы?
- Абсолютно, - утвердительно кивнул Зецу.
Про двух спящих братьев он никому рассказывать не стал. Пускай хоть кому-то… будет хорошо.

The end.

URL
2011-04-16 в 23:26 

Дорис
Да оглянитесь кругом: кровь рекою льется, да еще развеселым таким образом, точно шампанское.
Читала давно, но очень понравилось :3

2012-03-07 в 18:37 

тоже читала раньше да и перечитываю уже не в первый раз. это восхитительно!!

URL
2012-06-15 в 13:19 

Читаю уже 17-ый раз и все время как будто заново все переживаю.Это лучший из всех фанфиков,которые я читала!Браво автору!

URL
2013-01-02 в 14:28 

Браво! Браво! Браво!!!!!!! Надо книгу из этого сделать! Дорогущию!

URL
2013-03-29 в 14:28 

jennyrigby
Это прекрасно ^__^ прочитала и сидела вся в слезах
Потрясающий фик!

2013-06-24 в 19:07 

Плохая училка
Don't hate relate
Это очень жестоко, учитывая то, в каком стиле написан фанфик. Это как с ГП, где из простой сказки сделали войну :((

2013-08-24 в 09:41 

Могу смело назвать это произведением искусства.

URL
2013-10-06 в 14:33 

Это так прекрасно!!!!! я сейчас разрыдаюсь!!! Автор,ты молодец! пиши ещё такие же фанфики!!!!:hlop::hlop::hlop:

URL
2014-07-22 в 16:53 

Мне очень понравилось!Замечательный фанфик!Пишите еще!)

URL
2014-12-11 в 23:08 

Просто восхитительно! Не только сама идея, но то, как все написано. Красиво, ярко, свободно, давая полную свободу и в то же время пленяя своими эмоциями! Я не могла оторваться, читала и читала. Последние два дня для меня прошли в сладком тумане превосходного произведения! Автор, не знаю, прочтете ли вы когда-нибудь написанные мною слова, но хочу сказать, чтобы это произведение и Ваша неповторимая манера написания, сделали меня Ваше вечной поклонницей!!! Спасибо за столь кропотливый труд!!!!

URL
2016-01-13 в 01:29 

О боже это восхитительно я я даже не могу передать все эмоции... Автор вы просто... Это просто шедевр класс супер пишите больше таких фанфиков. Вдохновения и удачи Автор - сама!!!

URL
2017-07-09 в 17:29 

Автор это восхитительная работа!! Читала давно и думала, что уже и не найду, но нет, случайно все же наткнулась. Это безумно великолепная работа ^^ Почему вы ее не опубликуете на сайте Книга фанфиков?

URL
   

Memoirs

главная